• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, Шаболовка 26,

офис 4415а

Телефоны:

+7 (495) 916-89-00 *26146 (по общим вопросам Школы финансов)

+7 (495) 621-91-92 *26194, +7 (916) 720-94-76 (по вопросам Бизнес-образования)

+7 (495) 772-95-90 *26044 (Магистерская программа "Корпоративные финансы")

E-mail:

df@hse.ru (по общим вопросам Школы финансов),
finance@hse.ru (по вопросам Бизнес-образования)

 

Ивашковская Ирина Васильевна —
руководитель Школы финансов, ординарный профессор НИУ ВШЭ,
доктор экономических наук, заслуженный работник высшей школы РФ

 

Лукашова Ольга Александровна
Менеджер

 

Мечель Валерия Викторовна —
Администратор

 

Борисова Мария Викторовна
Аналитик

 

Юшкин Алексей Александрович
Администратор

 

Подписка на рассылку

Журнал "Корпоративные финансы"

 

Спасибо, Вышка!

Глава в книге
Corporate diversification and value creation: Should Russian firms diversify?
В печати

Ivashkovskaya I., Skvortsova I.

In bk.: The Life of Russian Business: (Re)cognizing, (Re)activating and (Re)configuring Institutions. Information Age publising, 2018.

Препринт
Взаимосвязь кредитных циклов и изменения кредитных рейтингов
В печати

Карминский А. М., Дьячкова Н. Ф.

Современные экономические исследования. 47473. Центральный Банк Российской Федерации, 2018

Как корпоративные университеты влияют на финансовые результаты компаний

22 января, в рамках научно-исследовательского семинара «Эмпирические исследования корпоративных финансов» Школы финансов, были представлены результаты исследования Петра Паршакова и Елены Шакиной на тему With or Without CU: A Comparative Study of Efficiency of European and Russian Corporate Universities

На вопросы корреспондента Школы финансов о содержании исследования ответила Елена Шакина, руководитель Международной лаборатории экономики нематериальных активов НИУ ВШЭ Пермь.

Как вы думаете, почему для российских компаний корпоративные университеты имеют отрицательный или нейтральный эффект?

Дело в том, что если смотреть на российские компании, то их совсем немного. Сравнивая их с европейскими компаниями, в действительности это скорее исключение, когда российская компания имеет свой корпоративный университет. Но нужно понимать, что те корпоративные университеты, особенно те, которые вошли в базу данных нашего исследования, достаточно крупные компании, такие как Сбербанк, Роснано и т.п. Соответственно такие проекты обычно связаны с большими инвестициями и серьезными рисками не окупиться в будущем. К сожалению, чаще всего российские компании не используют коммерческий потенциал корпоративных университетов, т.е. обычно такие университеты выступают как внутренняя корпоративная структура, которая обслуживает только их потребности.

В чем различие между европейскими и российскими корпоративными университетами?

Европейский опыт гораздо богаче, конечно же, там история длиннее, и они уже понимают каким образом эти инвестиции возвращать, потому что только за счет внутренних потоков сделать это очень сложно. Большая часть европейских корпоративных университетов продают свои услуги, т.е. у них очень высокий коммерческий потенциал. Другими словами, корпоративные университеты в Европе более гетерогенны. Есть небольшие компании, которые находятся в классе лидеров отрасли и их проекты, соответственно, менее масштабны, чем в России. Это позволяет им быстрее окупиться в краткосрочной перспективе.

Что можно изменить, чтобы эффект стал положительным или надо ли вообще что-то менять?

Российские компании как лидеры должны делиться своим накопленными компетенциями, т.е. пытаться реализовывать коммерческие проекты, продавая их своим конкурентам или партнерам, это уже не так важно кому. Таким образом, часть инвестиций, которые были ассоциированы с открытием такого университета, могли бы покрываться не просто приростом добавленной стоимости, что очевидно вполне может обеспечить возврат денег, а еще прямыми потоками от продажи этих услуг. К тому же, конечно же, надо взвешивать затраты и выгоды, т.е. надо понимать нужно ли открывать такого вида проект. И еще один момент, про который мы пишем в статье, это комплементарный эффект, которые наши университеты почему-то не используют. Он заключается во взаимодействии с классическими университетами, возможно создание совместных программ, которое позволит отчасти снизить риски посредством обмена опытом, т.к. классические университеты имеют большой опыт в образовательной сфере.

И наконец, чем все-таки являются корпоративные университеты дополнением или заменителем традиционных университетов?

Это как раз разница двух рынков, т.е. очевидно, что комплементарный эффект существует в Европе, а в России напротив, корпоративные университеты больше выступают как конкуренты для традиционных университетов, что с точки зрения эффективности реализации таких проектов не очень правильно.

(Ссылка на исследование:  Parshakov P., Shakina E. A. With or without CU: A comparative study of efficiency of European and Russian corporate universities // Journal of Intellectual Capital. 2018. Vol. 19. No. 1. P. 96-111)

Корреспондент Школы финансов Альмира Жадигерова